Интервью с трейдером опционов Джонатоном Роузом (Jonathan Rose)

Джонатан Роуз (Jonathan Rose) оказался столь успешным трейдером, каким является сейчас, по причине того, что пользовался собственным опытом деятельности биржевым маклером на Чикагской товарной бирже (CME) и в Чикагской торговой палате (CBOT) для отработки идей, обладающих практической ценностью в торговом процессе.

jonrose

Джонатан, давайте поговорим немного о вас и о том, как вы увлеклись торговлей.

С удовольствием. По окончании колледжа в 1997 году я перебрался в Чикаго. Я все время дружил с числами и обладал стремлением к торговому процессу. Поэтому я имел два варианта — Нью-Йорк или Чикаго. В Чикаго я смог получить приличную должность биржевого маклера в местной товарной бирже. Я работал там с 1997 по 2003 годы. Но собирался по итогу возвратиться в Нью-Джерси, однако получилось отыскать достойную работу в Чикаго и продолжил здесь жить. Там же познакомился со своей будущей супругой, у нас родились детки. Поэтому, сейчас у меня нет планов возвращаться.

В период с 1997 по 2003 годы я работал Nasdaq в местной товарной бирже. В тот период он перемещался то по прямой вверх, то по прямой к низу. Тогда были хорошие времена для торговли Nasdaq, он был щадящим инструментом. Я работал по так называемому базису. Подобная торговля базируется на незначительной разнице между спотовой стоимостью некого актива и стоимостью фьючерсного контракта по нему. И вот как-то раз Nasdaq замедлился, совсем иссяк. Прежде люди ежедневно зарабатывали деньги, а после вдруг, на протяжении шести месяцев, здесь и там начали останавливаться предприятия. Пришла мысль, что нужно что-то корректировать. Несколько ребят с биржи пошли в компанию, работающую с облигациями. Я побеседовал с ее руководителем и захотел последовать их примеру. Тогда там было шестеро работников. Я пробыл там восемь лет. На протяжении этого срока Федеральный резерв периодически то поднимал ставку, то опускал ее, поэтому скучать не было времени. Я по итогу вышел на по-настоящему хороший, активный рынок. Компания расширилась с шести до двухсот сотрудников. И уже в 2010 году ее выкупила Peak6. Затем у меня был годичный перерыв, сопряженный с обязательством не принимать участия в конкуренции. Вот я с удовольствием погрузился в свой первый Ironman и весь год получал деньги.

Затем опционы ощутили невероятный подъем. Я понимал, что трейдер, торгующий на свои деньги, все также умел найти собственное преимущество на рынке. Так что я внес на торговый депозит определённую сумму и оказался маркетмейкером на Чикагской опционной бирже (CBOE). Такой мой карьерный путь.

Как вы работаете теперь?

Товарищ, занимающийся обучением, связался со мной в конце 2015 года, и сказал, что есть возможность создать сайт, если я соглашусь проводить там обучение. Мой метод трейдинга позволяет большую гибкость, так что я ответил положительно. Дело пошло весьма быстро. Быстрее, нежели мог себе представить. Пожалуй, это продиктовано, в основном, уникальностью контента, базирующегося на личном опыте профессионального и частного трейдера.

В чем особенность предлагаемого контента?

Я главным образом обучаю торговле фьючерсами на облигации, пользуясь кривой прибыльности, относительной ценностью по кривой прибыльности и оценкой цены опционов. Касаемо трейдинга опционами, я люблю охотиться. Я – приверженец анализа. Так что мне нравится отыскивать опционы, стоимость которых менее чем на $0.5 отличается от стоимости акции, с недооцененной волатильностью, однако на которых можно ожидать хорошего движения. Я обучаю людей рисковать в опционах обозначенной суммой ради большого профита. Такая пара компонентов и делает мое обучение уникальным. В учебном процессе, я много внимания отвожу на управление сделками. Изначально очень много люди хотели обучиться торговле. Так я почувствовал, что людям необходима была идея для трейдинга, и если я преподносил им кое-то работающее, они думали, что я умный и мне многое известно. Но когда это не срабатывало, они подбирали некого другого. Это было абсолютно нереально, так как они не имели представления касаемо того, как управлять собственными сделками. Я глубоко убежден, что если десять человек проведут совершенно одинаковые сделки, они одержат десять абсолютно разных результатов. Так что момент управления капиталом намного важнее, нежели возможность оказаться в успешной сделке. Ввиду этого я пытаюсь выстроить долгосрочные отношения с теми, кто жаждет обучаться.

Существует ли сильная разница между трейдерами, торгующими акциями и опционами?

Я заметил, что розничные трейдеры, работающие или стремящиеся работать с опционами, отличаются тем, что у них отсутствует понимание того, что опционы — это только производный инструмент от настоящей акции. Так что, если они приобретают колл, и этот колл пребывает в деньгах, то многие частные трейдеры желают тут же забрать профит. Я обучаю их вести торговлю базовой акцией около активной позиции. Это имеет название скальпирование гамма.

Торгующие опционами используют скальпирование гамма с целью компенсации тета (времени), что является итогом опционной премии. Часто трейдеры слабо разбираются в том, что такое гамма. А это — определение скорости перемены дельта опциона. Для легкого понимания гаммы, необходимо сперва выучить тета (временная эрозия). Гамма — это противовес тета. Об этом мы много разговариваем. Я проговариваю о финансировании сделок и исполнении опционов. Мое тайное орудие заключается в том, чтобы заставить их думать в ключе волатильности, а не спекулятивного направления.

Для меня не характерно использование каких-либо индикаторов и я не раздаю каких-либо 100% гарантий на определенную неделю. Я пытаюсь отличаться от тех, кто разбрасывается пустыми и бессмысленными обещаниями. Мое стремление, чтобы люди сами захотели начать учиться торговле и отводили для этого время. Это нелегко. Но когда вы вкладываете собственное время и торгуете на бумаге на протяжении 4-5 месяцев, то сумеете доказать себе, что можете делать такую работу, перед тем, как начнете рисковать настоящими средствами. У всех преобладает желание быстро нырнуть в рынок и начать торговать сразу на полноценном счете. Они не относятся к торговле на бумаге, как к подлинной, ну она таковой и не есть. Но она хорошо подходит для учебного процесса и практики. Лучше обучаться не теряя средства. Вы получаете уверенность, создаете личный банк памяти и приобретаете опыт. После этого, когда вы настроились, можно приступать к риску деньгами.

Мы занимаемся на различных упражнениях, при помощи которых люди могут показать, что готовы заработать $200 за неделю. Мне импонирует аналогия с бегуном на большое расстояние, поскольку я сам бегаю марафон. Пребывая в процессе марафона на 15-м километре, необходимо думать о 17-м, но не о 42-м. Дабы быстрее попасть домой, бегуну на 15-м километре не стоит бежать скорее. Нужно оставаться умным и сохранять энергию. Устанавливать перед собой незначительные цели, но помнить об общей картине. Такому же я обучаю и в торговле. В основном, я призываю всех не спешить и понимать, что, как и во всех других профессиях, этому невозможно научиться все за неделю. Куда эффективнее, если человек готов учиться.

Часто ли приходят с желанием быстрого заработка?

Я изначально даю понять, если они стремятся непосредственно к этому, то пришли не по адресу. Думаю, это увеличивает доверие ко мне со стороны пользователя. Легко заметить, что, так как я общаюсь с пользователями по телефону, все они настроены в большей степени скептически, и это оправдано. Предложений достаточно, и многие потребители ранее уже тратили средства, ничего не добившись в результате. Именно поэтому я делаю ударение на том, что, если вы стремитесь к быстрой отдаче, вам — не сюда. Но когда вы желаете узнать о нетипичной активности опционов, научиться следить за институционалами, понимать различные моменты опционов и уметь их распознавать, то в этом я охотно помогу.

Очень часто люди пользуются индикаторами, не разбираясь в формулах, на которых они базируются. Я подбираю такие вещи, как нестандартная активность опционов либо замораживание денег после IPO, по итогу чего на рынке оказывается больше предложения, нежели может переработать средний дневной размер торговли акции. Вот так, для всех позиций у меня должны существовать основания — в этом особой подход.

Смотря на волатильность в ситуациях низких объемов, насколько сложно отыскать что-либо для торговли?

Я люблю отыскивать потайные кармашки. К примеру, по железной руде торговля идет активно. Сталь движется очень активно. А сегодня золотодобывающие компании, которые как правило являются наиболее волатильным сегментом рынка, пребывают на исторических минимумах. Если золотодобывающие компании выстрелят, будет иметь место их переоценка. Я не работаю по таким вещам, как Apple (AAPL). У них 100 аналитиков, 100 маркетмейкеров, так что в подобных акциях самое эффективное ценообразование. В подобных акциях существует больше возможностей, однако, по моему убеждению, автоматические маркетмейкеры делают подобные инструменты очень тесными.

Мое превосходство на рынке, в качестве маркетмейкера, заключается в том, что я обучился оценивать опционы с точностью до одного цента. И полученным умением я делюсь с остальными. Я изучаю несколько названий — ликвидных, однако где не больше пяти аналитиков. Возможно парочка аналитиков и несколько маркетмейкеров. Это усложняет их точную оценку широким числом участников рынка. В этом мое преимущество.

Поэтому я перестал быть маркетмейкером. Я не стал конкурентоспособным в торговле шириной пять центов в акции, что торгуется очень слабо. Мне куда лучше находиться по другую сторону сделки и обладать выбором – приобретать либо продавать. Когда вы — маркетмейкер, вас все время раздражают люди, получающие намного больше информации.

Наверное, каждому следует знать, в чем его превосходство. В чем специфика данной торговли? Применение индикаторов приносит более основательное понимание. Для поиска моментов входа и выхода из рынка я могу использовать технические индикаторы, но необходимо что-то более значимое, дабы вникнуть и поставить на кон свои средства.

В чем разница между торговлей фьючерсами и торговлей опционами?

Торговля фьючерсами, которая является моей специализацией, — это именно то, над чем я работал в компании в течение восьми лет. Как и другая моя торговля, она базируется на сравнительной ценности. Если взглянуть на кривую прибыльности, двухлетнюю либо пятилетнюю, необходимо рассматривать их сравнительно друг друга. Я пытаюсь отыскать в кривой прибыльности небольшие аномалии. К примеру, когда на рынок выходит Китай и приобретает целую кучу пятилетних фьючерсных контрактов, то очень вероятно, что данные контракты подорожают.

Только это не говорит, что 10-летние контракты также двинутся вверх. Это дело лишь спроса и предложения. Трейдеры подбирают такие незначительные проявления неэффективности. И если они возникают, то, в нашем случае, можно реализовать некоторое количество пятилетних фьючерсных контрактов и приобрести десятилетние и двухлетние, и сделать бабочку. Это сопряжено с торговлей сравнительной ценности и может быть обозначено, как резиновая лента, что тянется, тянется и тянется, но после приходит в исходное положение.

Пожалуй, концепция относительной ценности применяется нами почти в каждом решении, что принимается за гранью фондового рынка. Но если люди заходят на фондовый рынок, они изучают вещи изолированно. Для примера: покупая телефон, мы разбираемся, какие у него представлены функции по сравнению с остальными. На этом базируется наше решение.

Трейдинг с применением кривой прибыльности отличается тем, что существуют продукты, которые обладают высокой корреляцией, и их связь может на протяжении дня либо недели нарушаться. А если подобная связь обрывается, появляются на самом деле выдающиеся возможности для торговли. Подобной торговле обучают на Чикагской товарной бирже. Данный метод имеет популярность среди аудитории, так как мне не попадалось ранее, чтобы кто-нибудь еще на просторах интернета учил, как проводить такие сделки. Я понял, что, даже когда люди ведут торговлю облигациями, то, если они желают что-нибудь продать, они идут на рынок и продают тридцатилетний фьючерс ZB. Либо приобретают его, когда хотят войти в сделку в лонг. Мне бы хотелось, чтобы они сделали анализ всей кривой прибыльности и поняли, что наиболее ценное, что менее всего ценное, и сравнили одно с другим. И когда они стремятся что-либо только продать, им необходимо хотя бы понять, что они продают самый дорогой контракт. Конкретно я люблю создавать спред, так что смотрю на все в относительности. Мне это куда важнее. Я люблю относительную взаимосвязь.

И вы ведете торговлю так, как обучаете?

Мне торговля дает средства на жизнь. Я никогда не имел другого занятия. Скорее всего, люди не понимают, что, если занимаешься торговлей, чтобы получать деньги для жизни, спустя некоторое время становится грустно и несколько скучно, так как нет общения с остальными людьми. Поэтому я начал заниматься с розничными трейдерами. Сегодня я стремлюсь иметь меньше участников, однако устанавливать с ними более серьезные отношения. В данном направлении я веду собственный бизнес. Когда люди не согласны инвестировать собственное время и силы, они не находят смысла в том, что бы я им не показал.

Изначально достаточно людей регистрировалось? Какое количество из них действительно остается и готово тратить время на учебный процесс?

Когда люди пережили первый месяц, это означает, они крепко привязались. Только этот первый месяц способен изрядно напугать их, так как мой стиль торговли несколько отличается от того, которым они пользовались до этого. Я быстро осознал, что мне, в действительности, нужны крепкие отношения. Так что сегодня я делаю шестимесячную программу коучинга. На протяжении этих шести месяцев мы совершаем занятия раз в неделю. Участники имеют доступ к моему обучению, что составляет — более 100 часов. По итогу, имеем шестимесячные отношения.

Если люди оставляют заявку на данную программу, я разговариваю с каждым из них, чтобы понять, что она на самом деле подходит конкретному человеку, а он — мне. Разговоры в телефонном режиме отнимают достаточно времени. Но мне необходимо понять ожидания и устранить неугодных кандидатов. Мне не зачем триста клиентов. Для меня представляют интерес те, кто направлен на получение истинного образования в сфере трейдинга.

Это демонстрирует, что есть люди, согласные обучаться и не жалеть своего времени.

Так и есть. В самом начале я ещё не понимал, что можно ожидать. Мотивацией для меня являлась возможность беседовать с людьми по телефону. Когда они стали рассказывать мне собственные истории, я стал больше двигаться к установлению отношений, а не к приобретению как можно большего количества участников. Главным образом, я продвигаю собственный продукт по опционам со стоимостью меньше $0.50. По моему мнению, данный метод замечательно подойдет каждому трейдеру, в особенности — розничному. Не считаю, что кому-либо нужно продавать стрэдлы, не приобретая крылья, и иметь безграничный риск. Все неудачные истории, которые рассказывают люди, связаны со слабой волатильностью.

Узнавать новые истории было хорошей мотивацией для меня. Люди просиживают 50 часов в 50 различных вебинарах на протяжении трех месяцев. Это очень много времени, чтобы спускать его на то, что не приносит вам продвижения вперед. Вы будете получать много информации, которая может оказаться запутанной и противоречивой. Необходимо остановиться на едином подходе. Самое подходящее для всех, кто собирается научиться работать опционами, — приобрести книгу по опционам и выучить их. Сегодня рынок опционов занимает больше 50% от всей цены рынка ценных бумаг Соединенных Штатов. Не разбираться в нем, означает загонять себя в невыгодную ситуацию.

просмотров 69

Добавить комментарий